Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:01 

*Дженнифер*
Как обещано! С учебой справилась, с работой закончила. Свободна как ветер, по крайней мере, несколько недель…

К постоянным читателям у меня будет возможно несколько странная просьба… У кого-нибудь есть полный вариант перевода БРСК? После того, как у меня полетела система на компьютере, я не могу собрать его полностью. Может кто-нибудь скинуть одним файлом?


- Профессор Снейп, - машинально поправила его Минерва.
- Мы надеетесь, что я буду относиться к нему с уважением? – фыркнул Гарри.
- Нет, - опечалено вздохнула профессор. – Но дело не в этом. В школе нам не разрешено нарушать установленные правила.
- Мое неуважение к Снейпу станет одним из многих правил, которые я собираюсь нарушить в этом учебном году, - ответил Гарри с легким намеком на улыбку. – Но если Вас устроит, я до поры до времени я буду вежлив с ним. Он первым сделает опрометчивый шаг.
- То есть, он сам себе роет могилу?
- Точно!
- Гарри, ты уверен в том, что делаешь?
- Наверное, впервые в жизни. У меня есть люди, которых люблю, и которые верят в меня, есть средства и отличный источник информации. У меня есть способности, чтобы сражаться и победить. Нынешний способ борьбы с Волдемортом и Пожирателями Смерти уже стоил многим людям их жизней. Мы собираемся разобраться со сложившимся положением в Магическом Мире, неравенством представителей Волшебного сообщества, балаганом, в который превратилось Министерство, Снейпом, Амбридж, Малфоем и, конечно же, Волдемортом. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.
Макгонагал медленно кивнула, осмысливая услышанное.
- Гарри, кто твои друзья?
Она вновь почувствовала на себе его пристальный взгляд, словно он оценивает, можно ли ей доверять столь важную информацию.
- Малкольм и Груоч Паркинсоны. Я влюблен в Панси.
Минерва застыла с открытым ртом, жалея, что ее виски сейчас вне приделах досягаемости. Гарри провел лето с Паркинсонами… не удивительно, что он так разительно изменился. Как бы она не относилась к Паркинсонам или их дочери, она знала, каким образом они решают свои проблемы.
- Ты уверен, что можешь им доверять?
- Абсолютно. Я знаю, чего они хотят и эту цену я готов заплатить. Они нравятся мне, а я им. Кроме того, Панси отвечает мне взаимностью.
- Из вас получится очень колоритная пара, - осторожно заметила профессор, пытаясь представить, что Гарри привлекло в заносчивой слизеринке.
Глаза Гарри весело заблестели:
- Иногда вещи кажутся совсем не такими, как есть на самом деле.
Макгонагал откинулась на спинку стула и крепко вцепилась в свою чашку с чаем, словно она оставалась ее единственным спасением от помешательства. Ее строго упорядоченный мир менялся, и от этого становилось немного не по себе. Амбиции Малкольма и Груоч прекрасно известны окружающим, вот только они действительно оставались почти всегда честными.
- Чем могу помочь я? – спросила она, здраво рассудив, что если они будут в одной лодке, она хотя бы сможет форсировать события и постараться защитить Гарри, если ему потребуется помощь.
- Вы готовы нам помочь? – спросил Гарри.
- Да, - не колеблясь, ответила Минерва.
- Пока что помощь нам не нужна, - медленно произнес Поттер. – У нас есть шпионы и в Ордене Феникса, и среди Пожирателей. Малкольм и Груоч присматривают за Министерством, Ремус договаривается о сотрудничестве с оборотнями. Тонкс общается с аврорами, а домовые эльфы и гоблины уже на нашей стороне.
Минерве потребовался весь ее преподавательский опыт и выдержка, чтобы вновь не застыть с открытым ртом. Она предлагала свою помощь как раз для того, чтобы помочь ему с организационными вопросами, но то, что действия уже развернулись полным ходом...
- Когда мы вернемся в школу, Вы сразу же увидите многие перемены. Еще я собираюсь прогуляться в Запретный Лес и заручиться поддержкой Арагога, мне понадобиться человек, который сможет прикрыть мое недолгое отсутствие.
Макгонагал кивнула. Ей очень хотелось спросить, зачем Поттеру беседовать с гигантским пауком, но она решила сдержать свой неуместный порыв. Она уже чувствовала легкий укол вины за то, что подписалась на их авантюру.
- Не волнуйтесь, - успокоил ее Гарри. – Я не попрошу от вас ничего, что расходилось бы с вашими моральными устоями и правилами.
Тот факт, что парень с такой легкостью считывал ее эмоции и чувства, уже начинал серьезно тревожил профессора.
- Мне нужно возвращаться, - сказал Гарри, поднимаясь. А затем улыбнулся: - Надеюсь, я не забыл то, что мне показал Добби.
С негромким хлопком он исчез, и тут же на его месте появился Добби.
- Если профессор Макгонагалл захочет поговорить с Гарри Поттером, профессору нужно будет отравить сообщение инки, а она сообщит Добби.
- Спасибо, Добби, - кивнула головой Минерва.
После того как эльф покинул ее кабинет, профессор все же достала виски. Она только что согласилась присоединиться к революции, которую затеял шестнадцатилетний подросток.
Оставалось только надеяться, что она не ошиблась в своем выборе.

Перед тем как вернуться в поместье, Гарри решил попасть в Министерство и закрепить успех, переманив на свою сторону еще одного человека.
Уже через несколько минут он прошел сквозь стену, оказавшись, наверняка, в самой старой части здания, и подошел к двери комнаты.
Он переступил порог и беззвучно прикрыл за собой дверь.
- Я буду через минуту, - донесся до него вежливый голос, его обладатель практически с головой зарылся в большой белой коробке. – Я только разберусь для чего необходимо это загадочное приспособление.
- Это стиральная машина, - отозвался Гарри.
- Ой! – вскрикнул мужчина, поскольку, услышав знакомый голос, попытался подняться и ударился головой. – Гарри? Что ты здесь делаешь? Я должен немедленно сообщить Молли!
- На вашем месте, я бы не спешил, - спокойно ответил Гарри. – Я не собираюсь здесь задерживаться.
- Мы думали ты с магглами!
- Боюсь, что это недоразумение, - пояснил парень. – Я живу у друзей.
- Замечательно, Молли и все остальные будут рады узнать, что у тебя все хорошо. Ты отлично выглядишь! Кажется, даже немного вытянулся.
- Да, вы правы, - все также спокойно ответил Гарри. – Я хотел с вами поговорить… Кое-что изменилось.
- Еще как! – согласился Артур. – Я вообще-то не должен тебе ничего говорить, - произнес он, и выражение его лица сейчас напомнило Гарри лето перед третьим курсом, когда мистер Уизли предупреждал его о Сириусе Блеке. – В Министерство возвращается Малкольм Паркинсон. Я уже успел сообщить Альбусу.
- Правда?
- К сожалению да, - покачал головой Артур. – А от Малкольма можно ожидать примерно тех же проблем, что и от Малфоя.
- Неужели? – спросил Гарри, с трудом скрывая свое удивление. – С чего вы взяли?
- Профессор Дамблдор и мистер Паркинсон никогда не могли сойтись во взглядах.
- Почему?
- Я не знаю подробностей, - пожал плечами мистер Уизли. – Я полностью доверяю Дамблдору и уверен, что у него есть на то веские причины.
- Вы очень преданы профессору, - задумчиво произнес Гарри.
- Конечно. И он будет рад услышать, что с тобой все в порядке. Он так волновался! Как и все мы.
- Ах, насчет этого… - тихо произнес Гарри, ясно понимая, что его первоначальная идея оказалась не такой блестящей, как он ожидал, и привлечь на свою сторону мистера Уизли у него не получится. – Боюсь, вы не сможете ничего рассказать директору.
Артур недоуменно нахмурился:
- Почему же?
- Потому что вы не вспомните о нашем разговоре, - грустно закончил Гарри. - Obliviate.
В следующую секунду он уже исчез из поля зрения и с грустью смотрел как Артур тряхнул головой и вновь занялся стиральной машиной.
Покачав головой, Гарри вернулся в особняк Паркинсонов.

- Что случилось? – спросила Панси, едва Гарри переступил порог комнаты. Парень выглядел подавленным.
- У меня хорошая новость – Миневра Макгонагал на нашей стороне, - сказал Поттер.
- А плохая новость? – спросил Малкольм, радуясь, что сегодня решил пообедать дома.
- Мне пришлось стереть память Артуру Уизли, он не присоединится к нам. Он полностью предан Дамблдору и считает вас кем-то вроде Малфоя.
- Когда мы пересекались с Артуром Уизли? – спросил Малкольм жену, пытаясь освежить свои воспоминания.
- Никогда, если я не ошибаясь. Он слишком мелкая сошка, чтобы появиться на нашем радаре.
- Откуда же такая неприязнь?
- Из-за Дамблдора, - пояснил Гарри.
- Ах, вот как, - понимающе произнес Малкольм, наблюдая, как его дочь усаживает Гарри на диван, а потом садится рядом и крепко обнимает его. Гарри слабо улыбнулся и коснулся губами ее волос, постепенно успокаиваясь.
- Почему Дамблдор Вас так не любит?
Малкольм поморщился.
- Однажды я назвал его старым маразматиком, который никак не решится вытащить голову из задницы, - спокойно пояснил Паркинсон, - а потом я пошел против его прямого приказа отказаться от дел с магглами. С тех пор мы на ножах.
- Что, впрочем, соответствует нашим целям настроить против себя Альбуса, - меланхолично добавила Груоч, - мы поощряли то, что нужные люди докладывали ему о наших действиях. Большинство сведений сфабрикованы, но зато мы приобрели репутацию безжалостных акул бизнеса, что не раз помогало нам с нашими конкурентами. Вот почему у нас репутация кого-то вроде Малфоя.
Малкольм посмотрел на Гарри, когда тот громко рассмеялся:
- Не могу поверить, что Вы сказали такое самому Альбусу Дамблдору!
Малкольм улыбнулся:
- Тогда я был гораздо моложе и любил действовать напролом. Все же расскажи, как прошел твой разговор с Минервой.
Гарри моментально посерьезнел:
- Добби показал мне как эльфы переносятся на дальние расстояния, и используя это умение, я перенесся в кабинет профессора Макгонагал, - она предложила мне помощь с Зельями, а мне сейчас это не к чему, если я хочу разобраться со Снейпом. Пока я был у нее в кабинете, я понял, что ее совсем не устраивает сложившаяся ситуация, поэтому рискнул и рассказал ее все, воспользовавшись тем же приемом, что и с Ремусом.
- Ох, - воскликнула Панси и поцеловала Гарри в щеку, - отличная идея!
- А что такого особенного ты сделал с Ремусом? – нетерпеливо спросил Малкольм, немного недовольный действиями Панси. Он все еще не мог привыкнуть к их отношениям и всячески борол в себе желание спрятать подальше от Гарри свою дочь.
- Гарри не говорил ему всей правды, пока не был уверен в его лояльности. Он выпытывал детали, казалось бы, в произвольном порядке, но так чтобы у Люпина не было времени тщательно их обдумать, - пояснила Панси. – То есть, когда Гарри задавал вопросы, их первым инстинктом было сказать правду, а в сочетании с его Взглядом Истины, у них не было шансов соврать. Вот почему ему удается так хорошо разбираться в людях.
- Что еще за Взгляд Истины? – спросил Малкольм.
- Новая версия того, что он продемонстрировал на Тонкс. Покажи ему, - попросила девушка.
- Тогда я не понимал, что делаю, - попытался оправдаться Гарри и посмотрел Малкольму прямо в глаза.
Когда их взгляды встретились, Паркинсон понял, что при всем желании не сможет отвести взгляда.
- Когда Вы узнали, где я нахожусь, что Вы планировали сделать до того, как Панси предложила сотрудничать со мной?
- Я собирался использовать тебя в качестве откупа, если Волдеморт все же добрался бы до нас, - прежде чем Малкольм успел подумать о том, чтобы соврать, правдивый ответ уже слетел с языка.
В комнате повисла тишина, а Гарри так и остался сидеть с нечитабельным выражение лица. Панси же замерла, с ужасом ожидая его реакции. Груоч казалась немного взволнованной, но она волновалась скорее за Гарри, чем из-за планов мужа. Малкольм слишком хорошо знал свою жену.
- Я так и думал, - тихо произнес Поттер. В его глаза вернулись прежние эмоции. – И что же теперь?
- Теперь ты член семьи, - ответил Малкольм, стараясь избавиться от подавляющей силы чужого взгляда.
- У кого-нибудь есть возможность при случае вбить между нами клин?
- Нет, да к тому же ты знаешь, мы не особо чтим закон
- Отлично, - жизнерадостно отозвался Поттер. – Рад, что мы все выяснили.
Малкольм встряхнул головой, избавляясь от морока.
- Итак, - едва слышно сказала Панси, - ты на собственно опыте узнал, что такое Взгляд Истины.
- Расскажи нам лучше Гарри, как перемещаются домашние эльфы, - попросила Груоч в попытке переменить опасную тему.
- Он не может, - прервала ее Панси, - он дал слово Добби. Кстати, разве Вам не пора возвращаться к работе?
Малкольм перевел взгляд на часы. Ему вообще не было ни какой надобности возвращаться на работу, но он сразу же понял намек.
- И верно, пойдем, Груоч.
- Хорошо, - отозвалась его жена и встала вслед за ним. – Значит, увидимся за ужином?
- Да, - улыбнулся Гарри.
Малкольм вышел из комнаты и повернулся к Груоч.
- Почему Панси так хотела отправить нас восвояси?
- Она напугана тем, что из-за твоих слов может потерять Гарри, и хочет убедить его, а заодно и себя, что между ними ничего не изменилось.
Мужчина расстроено вздохнул:
- Если бы я мог, то соврал.
- Я понимаю, милый, - заверила его супруга. – Не волнуйся. Гарри, кажется, ожидал именно такого ответа, он и сам задал вопрос, он понимал чего стоит ожидать.
- Надеюсь, Панси нас не возненавидит.
- Пойдем со мною, - сказала Панси, поднимаясь с дивана и протягивая Гарри руку.
Гарри тоже встал с дивана и пошел вслед за девушкой вверх по ступенькам.
Она провела его в свою комнату, где девушка чувствовала себя увереннее. Грудь все еще сжимал ужас от недавнего признания отца. Мысль о том, что она может потерять доверие любимого человека, вызывала тошноту, и ей нужно было убедить Гарри и саму себя в том, что их отношением ничего не может помешать.
- Ложись, - попросила она, - пожалуйста.
Гарри хоть и немного удивился, но послушно последовал ее просьбе, сначала сняв обувь, и растянулся на кровати.
Панси приглушила свет, тоже разулась и легла рядом, нежно поцеловала парня, а затем перекатившись оказалась на нем сверху, упираясь коленями в кровать.
- Я люблю тебя, - тихо прошептала девушка, наклоняясь и вновь целуя Гарри. – И мне очень жаль.
- Жаль? – искренне удивился Гарри.
- Не очень было все это услышать.
- Ох, - Гарри неожиданно широко улыбнулся. Увидев его улыбку, Панси немного успокоилась, она поняла, что ее любимый вовсе не расстроен. – Я уже достаточно хорошо узнал тебя и твоих родителей и понимаю, что вы можете быть жестокими по отношению к людям, которых не знаете. Возможно, мне и стоит расстроиться, но я не могу осуждать тебя за то, что могло бы или не могло произойти. Вы же так и не осуществили задуманного. Если это единственное, что вы скрывали от меня, то давай просто забудем и не станем вспоминать.
- Значит, ты на меня не сердишься?
Гарри отрицательно покачал головой.
Панси улыбнулась и обняла Гарри, прижавшись к его груди.
- А ты и впрямь думаешь, что мне стоило обидеться? – тихо поинтересовался Гарри.
Девушка кивнула.
- Не могу даже представить свои чувства,, если мне сказали о том, что мои враги собираются выменять свою жизнь на мою свободу.
- Ляг ровно.
- Что?
Он вновь улыбнулся.
- Перестань цепляться за меня и вытянись, наконец, в полный рост.
Панси послушно распрямила ноги и полностью легла на него сверху. И почувствовала, как его руки обвили ее талию, крепко прижимая к себе.
- Что ты чувствуешь? – его дыхание коснулось ее виска. Одной рукой он гладил ее волосы, а другой выводил круги на ее спине.
- Тепло, безопасно… дома, - честно прошептала она в ответ. Она могла бы всю жизнь провести в его объятиях.
- А как ты думаешь, что чувствую я?
- Надеюсь, то же самое. Она уже и не помнила своего бессмысленно страха после разговора в гостиной. И забыла, что раньше и сама была согласна с отцом, словно жизнь Гарри ничего не стоила.
- Я не собираюсь отказываться от твоей любви. Наверное, единственная причина, по которой я могу тебя бросить, - твоя измена с Малфоем.
Она усмехнулась:
- С Драко? Я скорее позволю твоему мерзкому кузену лапать меня, чем ему. Но тебе совсем не стоит беспокоиться по этому поводу. Я не позволю никому кроме тебя прикасаться ко мне.
- Я знаю, - ответил он, окидывая ее собственническим взглядом. – Ты только моя.
- Только твоя, - эхом выдохнула она, зажмурившись от счастья.
- Ты очень изменилась, Панси.
- Правда? – она и сама знала, но ей любопытно было узнать его мнение.
- Ты стала больше думать о других людях. В первую очередь ты подумала, как себя почувствую я в сложившейся ситуации.. мне нравится это.
- Хочешь сказать, что я уже не ледяная королева Слизерина?
Он засмеялся и перекатился на кровати, - теперь сверху оказался он.
- Ты все еще можешь оставаться ею, если только ты не со мною или с моими друзьями.
- Как заманчиво, - усмехнулась она. Сейчас она чувствовала себя гораздо лучше, ее страх уже был благополучно забыт. Гарри любит ее и будет бороться за нее, если только она не предаст его самых худшим из возможных способов. Она протянула руку и нежно провела ладонью по его щеке. Предать его? Она собирается защищать и любить его до конца своих дней. – Не знаю, наверное, трудно будет с разными людьми вести себя по-разному. Лучше я буду самой собой, а всем остальным придется привыкать.
- Хорошо, - согласился Поттер, прижимаясь щекой к ее руке. – Просто будь собой, а с остальными мы как-нибудь разберемся.
- Как думаешь, окружающие воспримут то, что ты влюблен в слизеринку?
- Я не влюблен в слизеринку, - уверенно отрезал Гарри. – Я люблю Панси, девушку, которая учится на факультете Слизерин. Я надеюсь, что мои друзья будут счастливы за меня.
- А чего ты ждешь? – спросила Панси, понимая, что с его друзьями в любом случае будет непросто.
- Рон будет ужасно злиться, а Гермиона – анализировать.
- А как насчет Джинни?
Гарри немного удивился.
- Понятия не имею. Она встречалась с парнем из Райвенко, поэтому я не вижу причин, почему она должна расстроиться. Не знаю, как отреагирует Дин, но, если честно, мне плевать. И плевать на мнение всей школы. Им придется смириться, а если не захотят мириться, придется тихо злиться.
Панси радостно улыбнулась:
- Ты заставишь людей перестать сплетничать обо мне?
- Конечно. Я не хочу, чтобы ты менялась, Панси. Хочу, чтобы оставалась сама собой. Милой, саркастичной, чувственной, - и лениво усмехнувшись, добавил, - сексуальной.
- Сексуальной? – спросила она и поняла, что он теперь стал обнимать ее совсем иначе.
- Невероятно, - ответил Гарри, наклоняясь к ее губам.
Панси почувствовала, как его дыхание коснулось ее скулы, и девушка инстинктивно приоткрыла губы.
- Я люблю тебя, - прошептал он в ее губы. – И не хочу, чтобы ты менялась, только если считаешь, что это нужно мне. Я хочу свою серую королеву с ее высокомерием, с легкой манией величия, и врожденной верой в собственные силы. Я хочу, чтобы ты спорила со мной, указывала на мои ошибки. Мне нужна девушка, которая поможет мне научиться чему-то новому, а в трудную минуту я буду знать, что мне будет на кого положиться.
Панси почувствовала, как по ее щеке катится слезинка. Она нежно обхватила ладонями его лицо.
-Я люблю тебя.
И все остальные слова становятся ненужными, всего три из них сей час имеют смысл. Ее признание и обещание.
- И я тебя, - прошептал он в ответ, смотря на нее широко открытыми глазами.
Она медленно коснулась руками его скул, а потом запуталась пальцами в его волосах. Девушка закрыла глаза и потянулась к его губам.

@темы: Белый рыцарь..., ГП

URL
Комментарии
2010-07-11 в 08:03 

Klirik
Я нечто неизвестное, непонятное и несомненно сумасшедшее.
- Мы надеетесь, что я буду относиться к нему с уважением? – фыркнул Гарри.
Наверное: Вы надеетесь.
- Если профессор Макгонагалл захочет поговорить с Гарри Поттером, профессору нужно будет отравить сообщение инки, а она сообщит Добби.
Наверное: Винки?



Эээх никогде не умел писать коментарии. Писать банальность вроде: Проды... Что-то не хочеться. В общем очень хороший перевод. Ну на мой взгляд. Большое спасибо вам за старание. Жаль только главы редко появляються. В общем спасибо за доставленное удовольствие от прочтения сего творения.

2010-07-11 в 15:43 

HPotter
*Дженнифер*
ifolder.ru/18497064 вроде сохранял все))

2010-07-14 в 10:52 

Aruphonsu Eruriku
Ура! Большое спасибо за перевод. С нетерпением жду продолжения, хотя и на три раза прочитал на английском :)

2010-07-21 в 23:49 

Жду, надеюсь. Не запускайте пожалуйста перевод, те кто читают не перенесут!

2010-08-12 в 21:26 

согласна с Лорд_Лордов
не бросайте перевод!!!

2010-08-19 в 08:01 

Мужчина теряет, если ничего не выигрывает. Женщина выигрывает, если ничего не теряет. Оноре де Бальзак
Спасибо за замечательный перевод. Хорошее настроение обеспечено надолго. :woopie:

2010-08-28 в 13:00 

Спасибо,что не бросаете перевод.Жду с нетерпением проды))
С уважением MeDiK.

URL
   

We were born to fly

главная